Пленарное заседание VII Московского международного форума «Открытые инновации» Пленарное заседание VII Московского международного форума «Открытые инновации»

VII Московский международный форум «Открытые инновации»

Автор: / Государство / Вторник, 16 октября 2018 19:40

Тема пленарного заседания – «Smart Country. Национальная стратегия».

Международный форум инновационного развития «Открытые инновации» проводится в Москве с 2012 года. Соорганизаторами выступают Минэкономразвития России, правительство Москвы, Фонд инфраструктурных и образовательных программ «Роснано», Российская венчурная компания, Фонд содействия инновациям, фонд «Сколково», Внешэкономбанк.

В 2018 году форум «Открытые инновации» проходит c 15 по 17 октября в формате трёх тематических дней на площадке технопарка «Сколково» при участии Консультативного совета по иностранным инвестициям. Тема форума этого года – «Источники цифрового прорыва».

Первый день форума был посвящён цифровизации и модернизации системы образования. Повесткой второго дня является цифровая трансформация деловой среды и развитие инновационной экосистемы. В завершающий, третий день «Открытых инноваций» будут рассматриваться вопросы науки и технологий.

Пленарное заседание форума

Из стенограммы: 

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги, уважаемые дамы и господа!

Прежде всего я ещё раз всех приветствую на нашем форуме «Открытые инновации». Он уже в седьмой раз собрался, и тема сегодняшних дискуссий – Smart Country. Что такое «умный дом», наверное, всем уже известно. Теперь нам нужно построить «умный дом» в масштабах всей страны.

В цифровой эпохе скорость и размах изменений, безусловно, растут постоянно. Чтобы воспользоваться всеми выгодами прогресса, надо создать такую среду, которая способна встраивать в себя систему постоянных обновлений. Главные компоненты – это современная технологическая инфраструктура и готовность людей эти новые технологии осваивать, использовать. Только в этом случае возможна цифровизация, которая выведет и экономику, и социальную сферу, и государственное управление на новый уровень эффективности. На тот уровень, который и соответствует понятию Smart Country.

Сегодня Россия ставит перед собой именно такие цели. Я напомню, что мы приняли программу «Цифровая экономика», она работает. В настоящее время она переформатирована в национальный проект, это показывает то значение, которое мы придаём системе цифровой экономики. В её составе шесть федеральных проектов по ключевым направлениям цифровизации. Стоимость программы – 1 трлн рублей. Всего на развитие «цифры» направим в общей сложности 2 трлн рублей государственных инвестиций. Мы чётко понимаем, что задача сложная и впереди много работы. Поэтому я остановлюсь на ключевых направлениях, которые должны превратить нашу страну именно в такое «умное государство».

Первое и, наверное, самое важное – это сами люди, ибо умные люди и делают умную страну. С одной стороны, речь идёт о лидерах изменений, с другой стороны, это способность воплощать их в научных проектах, инновационных продуктах, в различных сервисах, управленческих решениях. Уверен, что в России таких людей очень много.

Я приведу один пример, который сам по себе показателен: уже восемь лет никто не может обойти нашу страну, наших ребят на Международной олимпиаде по спортивному программированию ACM ICPC. В этом году победителями стали студенты Московского государственного университета, а до них семь лет подряд первое место удерживала сборная Университета ИТМО. Такого никому не удавалось. Это пример того, что у нас действительно большое количество людей, которые способны превратить нашу страну в современную «умную державу».

Мы намерены кардинально увеличить число специалистов в сфере цифровой экономики, которых будут готовить российские вузы, – с 48 тысяч до 120 тысяч человек в год (к 2024 году). Конечно, будем поддерживать юных математиков и программистов. Это одно из направлений программы «Цифровая экономика», на это заложены средства.

С другой стороны, сама по себе Smart Country вряд ли возможна без активности обычных пользователей. И в России, как показывают исследования, люди с гораздо большей готовностью относятся к внедрению технологических инноваций, чем даже в Европе.

В прошлом году наша страна впервые вошла в десятку стран – лидеров цифровой экономики согласно рейтингу Digital Society Index – за счёт высокой вовлечённости людей. Для многих уже стали совершенно привычными такие сервисы, как «цифровой» вызов такси, каршеринг, прокат велосипедов, покупка еды, как делают эко видео, других товаров. Эти сервисы хороши как минимум одним: они устраняют посредников, а стало быть, делают саму услугу гораздо дешевле. Для такой большой страны, как Россия, это также создаёт доступ в удалённых местах, что качественно меняет жизнь многих людей.

Электронная коммерция в прошлом году выросла более чем на четверть, на 26%, и продолжает развиваться. Мы намерены помочь людям осваивать новые технологии через общедоступные образовательные программы.

Второе, на чём мы планируем сосредоточиться, – это развитие инфраструктуры. Доступ к знаниям и компетенциям должен быть подкреплён доступом к самим технологиям. Здесь у нас тоже есть определённые достижения. Мы занимаем первое место в Европе и шестое в мире по количеству пользователей интернета – во многом благодаря тому, что он дешевле, чем во многих развитых странах. И это конкурентное преимущество мы обязаны сохранять.

Однако цифровизация, нужно признать, в значительном масштабе коснулась пока крупных городов. Если Москву и Санкт-Петербург реально можно сравнивать с мировыми лидерами, то другие регионы отстают. Мы намерены это «цифровое неравенство» устранять, в том числе и для расширения возможностей медицины, дистанционного образования, предоставления государственных услуг. Это также потребует развития инфраструктуры хранения и обработки данных и развёртывания сетей для так называемого интернета вещей. Программа «Цифровая экономика» также предусматривает работу по этим направлениям.

Одно из них – это развитие сотовых сетей следующего поколения. Российские операторы уже тестируют оборудование 5G. Эта тема очень дорогая, к ней нужно относиться весьма и весьма внимательно. Нам предстоит создать инфраструктуру для новых сервисов с повышенными требованиями к скорости передачи данных и времени реакции. Это, наверное, особенно важно, если иметь в виду проблему, которой сейчас занимается весь мир, – создание искусственного интеллекта.

Для развития «умного государства» нужны и национальные технологические лидеры. А цифровизация – это мощный стимул для создания инноваций. Поэтому третье направление нашей работы – сотрудничество с наиболее успешными высокотехнологичными компаниями. И создание стимулов для того, чтобы этих компаний было больше.

Я приведу примеры. Проект «Национальные чемпионы», который ведёт Минэкономразвития, посвящён поиску и поддержке компаний, успешно конкурирующих с зарубежными производителями – и на внутреннем, и на международном рынке. Сейчас в нём участвуют приблизительно 100 компаний.

Перспективные стартапы в сфере интернета вещей и искусственного интеллекта получают поддержку по линии Фонда развития интернет-инициатив, «Роснано». Серьёзные исследования в сфере искусственного интеллекта ведёт и Сбербанк.

Четвёртая задача – создание современного правового регулирования. Мне уже на эту тему неоднократно приходилось высказываться. Это задача не из простых. Но от того, насколько комфортно законодательство, зависит, как будут развиваться новые технологии. Или же эти технологии уйдут в другую юрисдикцию. Здесь законодательство, на мой взгляд, должно как минимум не блокировать развитие. Эта комфортность как раз и означает отсутствие излишнего правового регулирования. Именно в силу того, что современная цифровая экономика, цифровой мир очень быстро развивается. И наши попытки втиснуть в прокрустово ложе законодательства всякого рода термины, определения, которые посвящены цифровой экономике, развитию интернет-технологий, зачастую обречены на провал, просто потому, что через полгода всё меняется и приходится выдумывать что-то новое. Поэтому это должно быть достаточно общее регулирование.

В рамках проекта «Нормативное регулирование цифровой среды» такая работа ведётся. Тем более что нам нужно устранить ограничения, которые были связаны с разработкой бумажного документооборота и обычных, очных форм общения.

Был принят федеральный закон, благодаря которому информационные системы, базы данных, сайты могут быть объектами концессионного контракта (что само по себе неплохо, потому что это коммерциализация) или соглашения о государственно-частном партнёрстве.

 

Всё, чем мы занимаемся, будет искривлено, испорчено, если мы не обеспечим кибербезопасность пространства. Это пятое направление. Для всех государств это приоритетная тема. Россия здесь не исключение. Именно с развитием технологий усложняется палитра виртуальных мошенничеств. По оценкам экспертов, только в 2017 году кибератаки привели к убыткам в районе 1 трлн долларов. Надо вдуматься в эту цифру, она фантастическая. В России это порядка 600 млрд рублей – тоже для нашей экономики довольно значительные деньги.

Сейчас вопросами кибербезопасности в основном занимается бизнес. Однако, совершенно очевидно, необходима кооперация – и на национальном, и, что особенно важно, – на глобальном уровне. Это задача сложная и важная. Гораздо проще критиковать друг друга, говорить, что те или иные проблемы существуют, или обвинять друг друга в чём-то. А договориться на глобальном уровне – это задача гораздо более сложная и более важная. Только в этом случае компании смогут доверять друг другу, люди смогут доверять сервисам и свободно инвестировать средства в различные проекты.

Наша задача – создать прочную систему безопасности передачи, обработки и хранения данных, которая будет гарантировать защиту интересов личности, бизнеса и государства. На эту тему также идёт работа в рамках программы «Цифровая экономика».

Ещё одна важная тема – это цифровизация государственного управления. Это шестое направление, которым мы занимаемся. Мы уже видим отдачу от этой работы. Здесь эти цифры звучали: в 2018 году Россия впервые вошла в число стран с очень высоким, по оценкам Организации Объединённых Наций, уровнем развития электронного правительства. По индексу E-Government наша страна заняла 32-е место из 193 стран, по соседству с Израилем и Бельгией.

В сфере предоставления госуслуг прогресс особенно ощутим. На начало этого года число зарегистрированных пользователей портала «Государственные услуги» составило 65 миллионов человек (это на самом деле очень серьёзная цифра для нашей страны), увеличившись всего за год на 25 миллионов человек. Что это означает? Это означает, что сегодня этому сервису, который ещё несколько лет назад казался многим какой-то экзотикой, доверяет большое количество людей и считает его удобным.

На самом деле у нас есть здесь очевидные лидеры. По оценкам консалтинговой компании McKinsey, Москва по уровню внедрения «умных решений» заняла второе место после Лондона. А по оценкам ООН, которым мы верим больше, – первое место в мире. И по числу жителей, которые знают и используют инновационные решения, российской столице нет равных на континенте. Это большой успех.

Однако важно, чтобы в ускоренное инновационное развитие включались и другие регионы. Для нас это, наверное, самая сложная задача. Это та же проблема цифрового разрыва. Только сейчас разрабатываются программы цифровой трансформации субъектов Федерации. Некоторые из них уже демонстрируют успешные примеры в вопросах жилищно-коммунального хозяйства, электронного правительства, создания инновационной структуры для стартапов. На федеральном уровне мы продолжим тиражировать такие практики.

Задача следующего уровня в сфере государственного управления – переходить от автоматизации бумажных процессов к абсолютно новым формам предоставления государственных услуг. Государство должно выполнять свои функции на основе управления данными, а те колоссальные объёмы информации, которые собираются в государственных информационных системах, создают для этого уникальные возможности. Это и внедрение технологий машинного обучения, и тот же самый искусственный интеллект.

Уважаемые коллеги! Только перечисленное мною само по себе симптоматично и, я уверен, позволит ускорить технологическое развитие России. И здесь одна из национальных целей, или седьмое направление нашей работы, по сути, выходит за рамки программы «Цифровая экономика». Нам нужно увязать вообще все национальные проекты, которыми мы сейчас занимаемся (их 10), с достижением этой задачи. Сориентировать их участников на внедрение новых технологий. Для этого нужно перевести на «цифру» многие секторы экономики и социальной сферы. Максимально увеличить число компаний, которые внедряют инновации.

В нашей стране практически с нуля удалось создать крупные цифровые компании. Некоторые из них добились международного признания, могут похвастаться впечатляющими историями успеха. Тот же «Яндекс», который конкурирует с Google как на отечественном, так и на некоторых зарубежных рынках. Социальные сети «ВКонтакте», «Одноклассники» – это не только лидеры по размеру аудитории на постсоветском пространстве, но и масштабные цифровые платформы для электронных платежей, игр, торговли. У нас есть и крупнейшие игроки в онлайн-банковской среде. Я уж не говорю о различных программных продуктах, которые активно используются в мире.

Поэтому у нас нет сомнений, что технологическое сотрудничество России с другими странами остаётся дорогой с двусторонним движением. Россия взаимодействует на этом поле с нашими партнёрами из Евразийского экономического союза. Определена общая цифровая повестка на годы вперёд. Мы планируем активно работать по всем ключевым направлениям цифровой трансформации – от регулирования до конкретных отраслевых проектов. Мы, конечно, и сами должны быть готовы учиться, обмениваться опытом и вносить свой вклад в глобальное развитие технологий.

<…>

 

Д.Медведев: Я тут внимательно всё слушал, кое-что даже записывал – ручку никто пока не отменил.

Несколько комментариев. Очевидно, что всем нужно торопиться в сегодняшней ситуации, но разумно. И при этом возникает целый ряд вызовов, которые, на мой взгляд, нужно решать и компаниям, и обычным людям. Вы рассказывали, что очень много бумажек, которые нужно заполнять, в то время как есть электронные формы, которые бизнес активно использует. Но эта проблема не так проста, как кажется. Что долговечней – бумага или сервер? Здесь не всё просто. Я сегодня не могу запустить компьютер, который покупал в 1998 году. Просто не могу, потому что он или умер, или ни с чем не стыкуется. А бумаги, которые я купил или мне дали в 1998 году, все живы. Поэтому нужно создавать международные стандарты. Нужны универсальные носители, общий язык. И над этим должно биться всё человечество.

Вполне вероятно, что блокчейн, если он возникнет в том объёме, о котором нам рассказывают, способен будет заменить бумагу. Но пока эта проблема остаётся. Как одна из проблем.

Господин Возер говорил об изменении структуры бизнеса. Если раньше была вертикальная структура, то сейчас – платформенная. Действительно, структура многих компаний будет сильно меняться, как и бизнес-модели. При этом очевидно, что меняется и культура компаний, происходит умирание отдельных профессий. Мы об этом сегодня подробно не говорили, но эта проблема есть. И это проблема международная, это проблема национальная, это проблема не одной компании. И здесь нет универсальных рецептов, здесь просто нужно друг другу помогать.

Господин Уайнбергер задал вопрос, как удалось достичь такого уровня цифровизации в Москве. Ответ прост: нужно лично этим заниматься. Вот мэр Москвы этим занимается лично, я знаю. И поэтому есть результат.

Господин Полман. Мы вчера на нашем мероприятии – я имею в виду заседание FIAC, или Совет по иностранным инвестициям, – говорили о миссии бизнеса в современном мире, включая культурную, моральную миссию. Это действительно так. Это сегодня уже превратилось в абсолютно очевидный императив, возникает вопрос доверия. Кому можно доверять?

Если раньше всякий бизнес был основан на доверии, то сейчас возникают вопросы. Своему контрагенту я доверяю. А машине можно доверять? Искусственному интеллекту можно доверять? До какой степени? И здесь нет очевидных решений, но есть очевидная истина: если технология, новая интеллектуальная модель не защищает людей, то она не нужна. Иными словами, технологии должны помогать.

Давайте заниматься именно такими технологиями – в интересах людей. Мне кажется, это абсолютно правильно. Аркадий Волож рассказывал интересную историю про Незнайку. Это тоже вернуло меня во времена детства. Очевидно, что если говорить о беспилотном транспорте (это сегодня тема актуальная и интересная), то есть три вида беспилотников – и искусственного интеллекта, который применяется на транспорте. Первый вид искусственного интеллекта уже есть в значительной части машин – это интеллект, который помогает нам двигаться, сигнализирует о препятствиях, выбирает музыку, сообщает о дороге и так далее. Это всё уже повседневная реальность. Второй вид беспилотных транспортных средств – это когда рядом с беспилотным компьютером сидит пилот, который в случае чего хватается за руль и пытается что-то корректировать. Наконец, есть третий вид – это в собственном смысле беспилотный транспорт. Я не знаю, как быстро мы придём к абсолютно беспилотному транспорту. Во всяком случае, некоторые футурологи считают, что профессия водителя умрёт через 30 лет. Не факт. Когда писалась книга «Незнайка в Солнечном городе», в 1958 году, значительная часть футурологов, которых тогда так не называли, или фантастов, которые строили в том числе коммунизм в нашей стране, считали, что самолёты в наше время будут летать со скоростью 5 тыс. км в час и мы будем перемещаться из Москвы в Нью-Йорк за полтора-два часа. Они не летают так, они летают с прежней скоростью. С абсолютно той же скоростью, что в конце 1950-х годов. Дорого. А что пришло на смену? Пришёл интернет и «цифра». Нам не нужно летать друг к другу. Можно просто пообщаться через интернет, используя цифровые технологии. Может быть, мы станем свидетелями того, что и ездить не нужно будет.

Госпожа Кернс говорила о вовлечении людей в финансовую систему. Абсолютно справедливо, что многие люди на нашей планете оторваны от финансовой системы, от возможности участвовать в транзакциях, возможности что-либо переводить и других возможностей. Действительно, интернет вещей не может быть просто без интернета. Я скажу даже больше: интернет вещей не заменит самих вещей. Потому что виртуальный мир и реальный мир – это всё-таки разные миры. И об этом мы тоже должны помнить, когда принимаем решения на государственном уровне.

Кибербезопасность, о которой вы говорили, это общая проблема. Я сам об этом говорил. Я лишь одно замечание ещё сделаю. Кибербезопасность – очень важное направление государственной корпоративной деятельности. Но она тоже должна защищать людей, а не разделять их. И мне кажется, сейчас это весьма актуально, с учётом самых разных политических моментов, существующих в мире.

Но с каждой сессией наших «Открытых инноваций» я становлюсь всё более и более оптимистичным, глядя в наше будущее. Так, что я хотел поблагодарить всех наших гостей за то, что вы не только поучаствовали в Комиссии по иностранным инвестициям, но и рассказали о том, что нас ждёт впереди.

Автор

Френсис Дрейк

Френсис Дрейк

Информация

Please publish modules in offcanvas position.